123
Выбор редакции Наука Новости Энергетика и экология

Владимир Максимов: «Мы сидим на нефтяной игле»

Человек — часть природы, и как биологический вид на протяжении длительного времени влияет на неё своей жизнедеятельностью. Влияние это по началу было не больше, чем от других живых существ. Однако с развитием общества антропогенное воздействие на природу сказывалось всё сильнее. В погоне за открытиями и индустриализацией, которые привели к массовому культу потребления, люди не обращали внимание на последствия своих технологических революций. Только лишь в XX веке население столкнулось с разрушительными природными аномалиями, общество спешно принялось исправлять свои ошибки. Но, как известно, строить сложнее, чем ломать. Людям потребуется ещё много десятков лет, чтобы остановить дальнейшее разрушение экосистемы Земли и восстановить утраченное.

О том, что погода за окном важна не меньше, чем погода в доме, говорили 3 ноября на медиа-семинаре в преддверии конференции ООН по климату СОР21 в Париже «Конференция ООН по климату COP21 в Париже: ожидания стран от нового соглашения, позиции стран, низкоуглеродная экономика в России и Германии».

Среди выступающих были представители Всемирного фонда дикой природы (WWF), представители немецкой экологической организации Germanwatch, бизнес – сектора, иностранных государств и правительства России.

Проблема изменения климата в глобальных масштабах возникла довольно давно. Один из основных источников его трансформации — повышение углекислого газа (CO2). Он легко пропускает ультрафиолетовые лучи и лучи видимой части спектра, которые поступают на Землю от Солнца и вызывают рост её средней температуры. Углекислый газ поглощает испускаемые Землёй инфракрасные лучи и является одним из парниковых газов, участвующих в процессе глобального потепления. Постоянное увеличение содержания этого газа в атмосфере наблюдается с начала индустриальной эпохи. О глобальном потеплении говорят идёт уже давно, но проблема по-прежнему усугубляется: только в XXI веке учёные зафиксировали семь из десяти самых тёплых лет за всю историю метеонаблюдений.

«С 2000 года углеродоёмкость глобальной экономики снижалась в среднем на 0,9% в год, а за 2013 год она снизилась на 1,2%. Это всего одна пятая от темпа декарбонизации, необходимого для достижения цели «2°С». для данной цели углеродоемкость необходимо сокращать на 6,2% в год с сегодняшнего дня и до 2050 года, а далее продолжить теми же темпами до 2100 года. Энергетика должна стать практически безуглеродной к концу столетия. Если нынешний темп (0,9%) сохранится, мы будем развиваться по наихудшему прогнозному сценарию межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК), с большой вероятностью приближаясь к уровню потепления выше 4°С», — заявил руководитель программы «Климат и энергетика» WWF Алексей Кокорин.

В рамках перехода на возобновляемые источники энергии (ВИЭ) показателен опыт Германии как одной из самых «чистых» в области природопользования стран.

Во всём мире наблюдается тренд на снижение потребления угля (пик его потребления рассчитан на 2017 год). Доля использования ВИЭ в производстве электричества на 2013 год уже составляет 20% у Китая, 13% у США и 6% в Индии. К 2050 году страны ставят перед собой амбициозные задачи по росту данных показателей. Именно на базе ВИЭ уже построено 72% всей энергомощности ЕС.

Конференции ООН по климату, к сожалению, не являются мотивирующим элементом при принятии национальных и международных решений. Несмотря на громкие заявления мировых лидеров о серьезности проблемы и необходимости быстрого перехода к низкоуглеродной, а затем и к безуглеродной энергетике, активные действия Парижское соглашение откладывает на 10-15 лет.

В такой ситуации Россия, как один из главных экспортёров природных ископаемых, должна детально продумать программу энергетической стратегии на следующие десятилетия.

«Мы сидим на нефтяной игле. И пока мы это не изменим, кто бы что ни говорил, ничего объективно сделать нельзя», — прокомментировал Владимир Максимов, начальник отдела по вопросам экологии и использования природных ресурсов Министерства экономического развития РФ.

/Уникальная система мониторинга «КЕДР» позволяет выявлять незаконную рубку леса/

Актуальной была тема углеродоёмкости внешней торговли России. Если исходить из утверждения, что владелец начального сырья является источником экспорта выбросов от конечного продукта, (пример: Металл из России -˃сплав стали из Китая -˃машина из Германии; Россия будет экспортёром финального количества выбросов), то Россия – крупнейший нетто-экспортёр выбросов среди развитых стран и стран с переходной экономикой. Основные импортёры по отношению к РФ на сегодняшний день США (11%), Китай (10%) Италия (8%).

Если бы во всех отраслях производства использовали немецкие технологии, то экспорт и импорт выбросов во всём мире снизился бы на треть. Однако даже с повсеместным применением «чистых» технологий Россия стала бы лидером по количеству выбросов.

Стоит также отметить, что по состоянию на 2011 год выбросы от потребления в нашей стране намного меньше, чем выбросы от производства.

«На сегодняшний день, единственный способ обезопасить себя – устранять избыточную токсикацию экологии экспортом, посредством устранения технологической отсталости. При переходе к “сокращению выбросов во всей цепочке” проявляются тенденции возникновения инвестиций импортёров от компаний, отвечающих за верхние звенья цепи», — пояснил Игорь Макаров, доцент факультета мировой экономики и мировой политики Высшей Школы Экономики (НИУ ВШЭ).

/Будущее альтернативной энергетики в стране нефти и газа/

При обсуждении «Энергетической Стратегии России на период до 2035 года» отмечалось, что задача развития ВИЭ в нашей стране состоит не в максимально широком внедрении возобновляемых источников как таковых, а в накоплении промышленной компетенции, под которой понимается наличие собственных производителей и технологий. В своем выступлении первый заместитель министра энергетики Алексей Текслер подчеркнул, что «за ВИЭ будущее», но сейчас не надо гнаться за объемами, за высоким процентом доли ВИЭ в топливно-энергетическом балансе. Сейчас России важно не допустить технологического и производственного отставания в сфере ВИЭ.

Итогом выступлений стали следующие рекомендации для действий Российской Федерации:

  • осторожнее подходить к крупномасштабным энергетическим проектам, ориентированным на экспорт и на долгосрочную перспективу;
  • уделить больше внимания сферам деятельности, которые заведомо необходимы и не подвержены экспортным рискам: повышению энергоэффективности и лесным проблемам;
  • развивать национальные и/или региональные системы углеродного регулирования;
  • серьезно и с прицелом на долгосрочную перспективу заняться адаптацией к климатическим изменениям;
  • проникновение российских компаний на новые рынки развивающихся и слаборазвитых стран зависит от нашего климатического финансирования.

Об авторе

Валерия Щеголевская

Валерия Щеголевская

Главный редактор Russian IT World