123
Новости Энергетика и экология

Личный «отпечаток пальца» получит каждый контейнер с ядерными материалами и отходами

контейнер с ядерными материалами и отходами

Каждый контейнер с ядерными материалами и отходами получит индивидуальный сварной шов по инициативе ученых Томского политехнического университета. Шов поможет определить подделку, сохранность материала внутри. Проект получил поддержку стипендией Президентской программы поддержки молодых ученых, рассказывает пресс-служба вуза.

«Радиоактивные материалы и отработавшее ядерное топливо — опасные объекты, на которые нацелено пристальное внимание как российских и международных контролирующих органов, так и эксплуатирующих организаций. И чтобы гарантировать безопасность в этой сфере, традиционных подходов, наверное, уже не хватает. Потому что безопасность подобных объектов — это не только вопрос того, чтобы радиоактивные вещества никуда не просочились из мест хранения и эксплуатации, но и вопрос предотвращения несанкционированного доступа к материалам», — рассказывает заведующий Международной научно-образовательной лабораторией неразрушающего контроля ТПУ Дмитрий Седнев.

В работе ученые хотят объединить контроль качества сварного соединения для гарантии герметичности и идентификацию контейнера по шву.

«Как сейчас маркируют контейнеры? Им присваивают специфический номер, штрих-код, опечатывают пломбой. Но все это создается руками человека и не дает абсолютной гарантии защиты, что подтверждается Рекомендациями Росатома по применению пломбировочных систем, — поясняет Дмитрий Седнев. — Поэтому возникла идея применять для этого свойства самого контейнера, в частности структуру сварного соединения, если речь идет о стальных контейнерах, которые часто используются на практике. Ведь если у нас есть данные об исходном состоянии материала, то мы всегда можем проверить, подвергался ли он каким-то воздействиям, пытался ли кто-то вскрыть шов, или это вообще другой контейнер».

Методы неразрушающего контроля определяют качество шва и проверяют уникальность. Задача ученых — разработать технологию, которая объединит оба подхода в один сеанс, чтобы быстрее обследовать контейнер с ядерными материалами и отходами.

«Кто будет иметь доступ к этой базе данных “отпечатков” — уже следующий вопрос. Это зависит от того, кто эксплуатирует контролируемые материалы. Если это российские объекты, то вся информация будет в руках Росатома, если объект используется несколькими странами, как Международный банк ядерного топлива, то доступ будет принадлежать МАГАТЭ», — говорит исследователь.

В лаборатории используют ультразвуковой метод неразрушающего контроля. Волны, испускаемые преобразователем, проходят сквозь материал контейнера и взаимодействуют с его внутренней структурой. Обратная волна передает характер этих взаимодействий.

«У ультразвука есть ряд преимуществ, по сравнению с теми же рентгеновскими методами контроля. Самое главное — отсутствие ионизирующего излучения. Когда вы работаете с ядерными материалами, это важно в двух аспектах: нет дополнительной нагрузки на персонал, и так называемый паразитный фон от самого ядерного материала не влияет на детекторы, не засвечивает рентгеновские пленки. Кроме того, у ультразвуковых аппаратов выше скорость контроля, и они могут работать с большей толщиной объектов», — добавляет ученый.

Об авторе

Тимур Хафизов

Тимур Хафизов

Корреспондент Russian IT World

Получайте новости первыми

Подпишитесь на наш Telegram-канал

t-do.ru/ritworld