Здравствуйте! На данный момент портал работает в режиме тестирования.
мама
123
Выбор редакции ИТ и электроника

Израильское экономическое чудо: кузница инноваций

Роман Гольд

Еще двадцать лет назад об Израиле в основном говорили в свете конфликтов на Ближнем Востоке. Сегодня же страна стала второй «Кремниевой Долиной». Успех Израиля обусловлен целым рядом причин, и мы лишь обозначим две системные предпосылки израильского техно-экономического чуда и две ситуативные.

Первая системная предпосылка – война. Реальная угроза физического уничтожения как нельзя лучше стимулирует поиск нестандартных решений. Израильский ВПК был и остается основным двигателем прогресса индустрии инноваций. И начало этому процессу было положено не двадцать лет назад, а намного раньше. Компьютеризированное подразделение Армии обороны Израиля – MAMRAM (Merkaz Mahshevim UMa’arahot Meida – Центр Компьютерных и Информационных Систем) – появилось еще в 1959 году.

Вторая системная предпосылка – диаспоральная структура еврейского народа, рассеянного по всему свету. Благодаря тесным связям евреев Израиля с диаспорой, многие израильские инициативы получали всестороннюю поддержку, в том числе финансовую.

Если же говорить о ситуативных причинах, то Израиль, словно руководствуясь банальными истинами популярной бизнес-литературы, «превратил кризис в возможность». Первый кризис наступил в 1987 году, когда под беспрецедентным давлением США Израиль свернул программу разработки собственного истребителя Lavi, по многим параметрам превосходившего F-16. Уникальная команда разноплановых специалистов высочайшего класса оказалась, фактически, не у дел. Но унывать было некогда. Именно эти люди заложили основу того, что сегодня называется Startup Nation.

Второй кризис наступил в начале 1990-х, когда из стран постсоветского пространства в Израиль хлынул миллионный поток репатриантов. Целый ряд государственных и частных программ, направленных на интеграцию русскоязычной технической интеллигенции в израильский рынок труда, дал свои результаты – по некоторым данным, сегодня 40% израильских инженеров говорят по-русски.

Напомним, в 1990-х основными статьями экспорта Израиля были драгоценные металлы и камни, машины и оборудование, а также химикаты. Алия (дословно «восхождение») технической интеллигенции из экс-СССР, безусловно, стала одним из ключевых катализаторов израильского экономического чуда. Вторым фактором выступило государство. Абсорбция миллиона человек в стране с населением 4,5 млн (в 1990 г.) — задача из разряда почти невыполнимых. Израиль с ней справился.

В 1991 г. по инициативе Игаля Эрлиха, «главного учёного» Министерства промышленности и торговли Израиля (так называется должность главного научного советника министерства), был запущен новый государственный проект с целью поддержки малого и среднего бизнеса в сфере IT.

В том же году под эгидой Technology Incubator Program в стране создали 24 технологических инкубатора, принявших тысячи инженеров и учёных из бывшего СССР. Следует отметить, что инкубаторы занимались не только научно-исследовательской деятельностью (похожие инициативы существовали в Израиле и ранее), но и всесторонней оценкой бизнес-перспектив каждого поддерживаемого проекта.

Последующие два года ознаменовались появлением сотен IT-компаний, которые поддерживались государственными субсидиями и кредитами на сверхльготных условиях. Финансовые возможности государства достигли своего предела. И Эрлих решился на радикальный шаг — была принята программа привлечения венчурных инвестиций.

В 1993 г. на свет появился проект Yozma («Инициатива»), в рамках которого открылись 10 венчурных фондов с общей капитализацией $100 млн. Каждый из этих фондов был представлен тремя сторонами: израильской инвестиционной структурой (как правило, банком), иностранным венчурным фондом и израильским венчурным инвестором.

Соотношение инвестиций установилось на уровне 1,5/1 — на каждые $1,5 млн., вложенные партнерами, государство вкладывало $1 млн. Позднее соотношение изменилось до 2/1. Впрочем, в некоторые проекты государство было готово вкладывать даже больше, чем внешние инвесторы. Необходимо подчеркнуть, что Yozma предлагала инвесторам выкупить долю государства в успешных стартапах на очень привлекательных условиях.

Собственно, так и была сформирована израильская стартап-сцена: огромный технический потенциал репатриантов из СССР плюс всесторонняя государственная поддержка на стратегическом и тактическом уровнях. Разумеется, сегодня израильская индустрия инноваций — это не «русская» и, тем более, не «эмигрантская» ниша. Но доля «русской» технической элиты была и остается критичной для общего успеха Start-up Nation.

Сегодня инвестиционный климат израильской индустрии инноваций является одним из наиболее благоприятных на планете. Даже война не способна затормозить развитие стартап-индустрии в Израиле – рынок демонстрирует стабильный рост как во время Второй Ливанской войны (2006 г.), так и во время последней военной операции в Газе. Если же говорить о цифрах, то Израиль, согласно рейтингу Всемирного банка Doing Business, находится на 6-ом месте в мире в категории «Защита прав инвесторов». Для сравнения, Россия занимает 115-ю позицию.

Рейтинг Startup Genome поместил израильскую экосистему инноваций на второе место после Кремниевой Долины. В Израиле сформированы все условия для эффективного развития стартап-индустрии: качественная система образования, прозрачная налоговая политика, грамотное инвестиционное законодательство, беспрецедентное число соглашений о свободной торговле, устойчивые макроэкономические показатели (стабильные рейтинги А и А+ от Fitch, S&P, Moody’s), а также высочайший уровень доверия в индустрии. Впрочем, амбиции израильтян не ограничиваются вторым местом в мировом рейтинге: не исключено, что в ближайшее десятилетие наступит день, когда Израиль переместится на одну строчку выше.

Об авторе

Роман Гольд

Роман Гольд

Управляющий партнер израильской инвестиционной платформы JSCapital, главный редактор журнала об израильских инновациях IT Business Week