123
Выбор редакции ИТ и электроника

Барьеры для безбарьерной среды, или сложности диалога глухих и слышащих в России

В 2005 году по инициативе Департамента социальной защиты населения города Москвы и Московской городской организации Всероссийского общества глухих была создана городская диспетчерская служба по предоставлению бесплатных справочно-информационных услуг инвалидам с полной потерей слуха за счет средств городского бюджета. С 2010 году диспетчерская служба функционирует на базе компании «Цифровые технологии», которая является официальным «посредником» между глухими и слышащими в Москве и в Подмосковье. Деятельность компании осуществляется в рамках государственной программы «Доступная среда», направленной на социальную интеграцию инвалидов и формирование безбарьерной среды для инвалидов. Владельцы ООО «Цифровые технологии» Олег Липстер и Лилия Ионичевская рассказали Russian IT World обо всех тонкостях работы в диспетчерской службе для глухих.

Russian IT World: Какова цель вашей компании?

Олег: Нашей основной задачей является связь глухого человека со слышащим — то есть, можно сказать, интеграция глухого человека в общество. 24 часа в сутки, без выходных и праздников, наши диспетчеры налаживают эту связь.

Russian IT World: По средствам чего это происходит?

Лилия: Раньше основным инструментом был видеофон. Мы установили их в управлениях социальной защиты и в центрах социального обслуживания города Москвы. Однако сфера технологий очень быстро меняется, и видеофон уже можно считать в некоторой степени устаревшим устройством. Сегодня есть такие ресурсы, как Skype, Teamviewer и так далее — ресурсы, способные обеспечить высокоскоростную и качественную видеосвязь. Однако видеофонами по-прежнему пользуются пожилые люди, которые не умеют работать с компьютером. Также у нас есть собственная разработка — терминалы для глухих, которые планировалось установить в общественных местах. Этот терминал может связываться с локальными видеофонами.

Russian IT World: В чем именно заключается уникальность этих терминалов?

Олег: Терминал может работать в автономном режиме в случае отключения электричества. Камера пишет в течение 48 часов и имеет захват около 60 градусов. То есть она рассчитана на рост от 160 до 180 см. Для чего? Чтобы терминалом могли пользоваться в том числе инвалиды-колясочники. Плюс тактильная кнопка для слепых. То есть этот терминал является универсальным.

Russian IT World: А есть места, где уже установили такие терминалы?

Олег: На сегодняшний день такие терминалы установлены в московском аэропорту Внуково. Почему на Сурдлимпийские игры в Ханты-Мансийске спортсмены уезжали именно из Внуково? Потому что там есть такие терминалы.

Russian IT World: В каких регионах вы осуществляете свою деятельность?

Олег: У нас есть предприятие в Башкирии, там около 1000 человек регулярно обращаются за помощью. Основное сосредоточение нашей деятельности приходится на Москву, здесь около 15 тысяч человек нуждаются в нашей помощи. Также мы работаем в Подмосковье.

/В России запущен первый канал для детей с нарушением слуха/

Russian IT World: А как же все остальные регионы России? Там работают аналогичные диспетчерские службы?

Олег: Аналогичных компаний в России нет. Мы пытались сделать единую диспетчерскую службу для глухих по всей стране, но каждый раз нам говорили: «Не хватает финансирования». В некоторых регионах местные власти разводят руками: «А зачем? У нас мало глухих». Хотя писем с просьбами о помощи очень много.

Russian IT World: Расскажите про диспетчерскую службу. Кто у вас работает?

Лилия: Все сотрудники — профессиональные переводчики с языка жестов. Мы же и психологи, мы же и реабилитологи. Потому что надо четко понимать, как общаться с глухими.  Не секрет, что у них бывает нарушение психики. В таких случаях зачастую бывает сложно решить какие-то вопросы, тогда вступают наши самые опытные сотрудники и доводят беседу до конца, чтобы позвонивший остался удовлетворенным и получил всю необходимую информацию. Перед запуском программы все наши сотрудники прошли специальное обучение. У них есть строгий дресс-код. У нас нет имен, все операторы — это просто Оператор 1, Оператор 2 и так далее. Чтобы максимально уйти от личностного фактора. У нас единая служба, которая несет ответственность единолично.

Russian IT World: Какого рода обращения поступают вашим диспетчерам?

Олег: Абсолютно любые. У нас есть формальный список предоставляемых услуг, который был определен Департаментом социальной защиты — это вызов экстренных служб, передача сообщений служащему в органах исполнительной власти, заказ «Социального такси», информирование о городской среде, культурных мероприятиях и так далее. Но в реальности мы сталкиваемся с самыми различными просьбами, например: «Помогите мне найти работу». И наш диспетчер ищет в интернете вакансии для глухих, составляет списки, обзванивает работодателей, все согласовывает. Зачастую мы передаем в соответствующие органы информацию о ДТП, одним из участников которого является глухой человек. Кстати, это происходит через планшет или через смартфон. Благодаря этим гаджетам вообще появилась возможность мгновенного перевода в общественном месте. Например, в поликлинике в регистратуре глухой показывает планшет, там наши специалисты осуществляют перевод. Работники сначала пугаются с непривычки. Но потом, понимая, что происходит, успокаиваются и продолжают разговор уже с нашими сотрудниками.

/«Яндекс» создал приложение для глухих и слабослышащих/

Russian IT World: И, наверное, вы сталкиваетесь с желанием просто душевно поговорить?

Олег: О да! Бабульки звонят в три часа ночи и начинают разговаривать о жизни. Днем мы не можем, поток звонков большой, а вечером линия посвободнее, и вот они начинают рассказывать свои истории. Мы, конечно, слушаем, но, по возможности, стараемся свернуть разговор, потому что в это время могут поступать серьезные звонки.

Russian IT World: Расскажите, пожалуйста, про освещение для глухих олимпиады в Сочи. Насколько я знаю, именно ваша компания должна была этим заниматься.

Олег: Да, мы должны были ее освещать. Более того, у нас уже были готовы все документы и заключены все договоренности — все было!  И в итоге нам позвонили и сказали: «Вы знаете, у нас терминалы есть». А какие у вас терминалы? Ответ был: «Платежные». То есть получилась ситуация полного непонимания! Ибо терминалы для глухих тождественно приравняли к терминалам для осуществления платежей. И в результате полноценного освещения для глухих олимпиады в Сочи не вышло. Организаторы потом оправдывались, мол, у них были волонтеры и так далее. Хотя на форумах глухие жаловались на отсутствие обещанных ранее видеофонов и терминалов, которые мы должны были обеспечить.

Russian IT World: То есть глухим практически не была доступна эта олимпиада?

Лилия: Можно сказать, нет. Несмотря на то, что там работало несколько переводчиков-волонтеров, полноценного освещения не вышло. Наш коллега-журналист писал об олимпиаде в Канаде и отмечал, что одной из самых больших проблем была недоступность олимпиады именно для глухих. Поэтому-то мы и хотели включиться в работу в Сочи. Но не вышло. Аргументом против нашей работы был аргумент невозможности финансирования. С Сурдлимпийскими играми в Ханты-Мансийске ситуация обстояла лучше, там работала профессиональная команда переводчиков. Уже хорошо.

Russian IT World: Вы упомянули Канаду. А если сравнить нашу ситуацию и ситуацию в других странах?

Олег: Тот вид, в каком существует наша диспетчерская служба, можно назвать уникальным, подобных примеров за границей нет. Но, конечно, там есть свои организации, оказывающие помощь глухим людям. В любом случае все зависит от финансирования. В Америке, я знаю, выделяют много денег на обеспечение качественной жизни глухим. В аэропортах разных стран есть информация о глухих пассажирах, которую получают специальные службы сопровождения. Эти службы встречают таких гостей и помогают им. В России таких служб в аэропортах нет.

Russian IT World: Как же глухие люди ориентируются, например, в московских аэропортах? Не считая Внуково.

Лилия: В Домодедово и в Шереметьево нам сказали, что терминалы не нужны, потому что есть специальные службы для инвалидов, которые должны встречать глухих у входа и сопровождать. Однако было множество жалоб от глухих по поводу того, что их не встретили. Поменяли место регистрации или место посадки и объявили об этом. Как глухой узнает об этом? Ведь, если вы обратите внимание, на табло нет информации о месте регистрации и о месте посадки. В общем, есть ряд проблем. Проблем, на которые мы не обращаем внимание. Просто идем и идем, а для них есть проблемы.

Russian IT World: И все же что, на ваш взгляд, в большей степени препятствует качественной интеграции глухих?

Олег: Наш основной барьер — «недостаток финансирования». Нет, конечно, есть какие-то результаты: установили множество пандусов, пустили бегущие строки и световые дорожки в метро. Но в основном делается то, что видно и что можно, грубо говоря, заметить и за что можно легко отчитаться. Наши терминалы для глухих должны были закупить в Москве, в Краснодаре. Мы уже вложили деньги в производство. А потом нам сказали: «Денег нет». А ведь технологии не стоят на месте, в наших терминах уже надо менять платы. Это опять же требует финансовых вложений. Получается замкнутый круг. У нас был Android 4, который на тот момент являлся самым передовым. А сейчас это уже устаревшая платформа.

Russian IT World: Расскажите о планах на будущее.

Олег: Планы на будущее? Их нет. Все упирается в недофинансирование. Есть один план на будущее — выжить, то есть сохранить нашу диспетчерскую службу.

Хочется выразить надежду, что когда-нибудь систему диспетчерских служб создадут по всей России. Ведь именно тогда диалог глухих и слышащих людей в России станет повсеместным и эффективным, а среда действительно станет доступной и безбарьерной.

Об авторе

Валерия Щеголевская

Валерия Щеголевская

Главный редактор Russian IT World